October 7th, 2013

На какой стадии находится уголовной дело против Натальи Шевалдиной

Что мы имеем на данный момент?

Суд, по поводу лишения родительских прав над Натальей Шевалдиной был закончен еще 11 апреля этого года. Ни апелляций, ни каких либо попыток опротестовать решение суда органы опеки после этого не предприняли. Но после суда осталось уголовное дело по нанесению побоев.

По данному уголовному делу мы взяли интервью у адвоката Натальи Шевалдиной Балденкова Михаила Петровича.

Вот что выяснилось.

Во-первых, основными сторонами процесса являются: Наталья Шевалдина (адвокат Михаил Петрович) – обвиняемая; органы прокуратуры; Марина Момзина (дочь Натальи от первого брака), ее интересы защищают органы опеки.

Во-вторых, в самом начале, когда дело было передано в суд органы опеки вроде как были не против соглашения о том, что стороны не имеют претензии друг к другу, тем более, что 12-летняя Марина, на стадии дознания, уже говорила о том, что они с мамой уже помирились и т.д. Но в начале лета что-то произошло и органы опеки стали требовать непременно судебного разбирательства и вынесение приговора. Примечательно, что от вопроса адвоката к органам опеки о том, как позиция опеки согласуется с мнением Марины – опека говорила, что мнения ребенок вообще не высказывал и сама опека это мнение не спрашивала.

В-третьих, если в начале процесса опека выходила с пожеланиями привлечь в качестве защитника права Марины – ее бабушку, то на данный момент даже родного отца Марины не желает видеть в качестве защитника прав его же ребенка.

В-четвертых, обращает на себя внимание вопрос «а что же хочет опека»? Согласно словам адвоката данная статья подразумевает либо штраф, либо принудительные работы, либо обязательные работы. В первом и втором случае семья Шевалдиных обязана будет выплатить определенную сумму. При этом думаю что все понимают, что жизнь в деградирующей деревне, где нет постоянной работы, не сахар и каждый рубль скажется если не на самой Марине, то на остальных трех детях. При этом не стоит забывать, что заседания длятся уже несколько месяцев. Каждая поездка в Арзамас и обратно (Натальи и адвоката) не является бесплатной. Обязательные работы – это значит, что Наталья должна будет отработать какое-то количество часов там, где укажет суд. Сейчас Наталья работает в придорожном кафе. Работа полуофициальная. Начинается рабочий день с 8 утра и до 21 вечера. Выходной только один. Владелец кафе уже не раз намекал, что его уже «утомили» постоянные поездки Натальи на суд и что ему легче нанять других работников – благо в деревне очередь желающих работать. И как он отнесется к тому, что Натальи вообще не будет на работе – большой вопрос.

Полную запись интервью можно посмотреть здесь.

Небольшой летний отчет по семье Шевалдиных


Очень часто, разговаривая с представителями органов власти или опеки (той же госпожой Пимкиной) можно не раз услышать о том, что бедные мы несчастные, общество нас не особо уважает, начальство давит, бюджет маленький, работать некому. И в принципе в этом есть доля правды. В СССР было в обществе примерно 5% неблагополучных семей и с ними приходилось плотно работать. При этом работали органы опеки, милиция, профсоюз и парторганизация. Сейчас же процент неблагополучия резко повысился (примерно 30%), но при этом количество «работников с семьей», уменьшилось. И я легко могу представить себе ситуацию, когда из-за малого количества сотрудников представители опеки или полиции (детская комната милиции), их представители бывают в семье всего один раз. А значит, решения об изъятии детей подчас принимают сразу и на месте без длительного наблюдения за семьей, какого либо планирования и мониторинга.

В случае же с Шевалдиными это не совсем так. По началу, когда семья попала в поле зрения опеки и появился хоть малейший повод изъять детей – детей изъяли. Но из-за громкого скандала и вмешательства общественности и, в том числе «Родительского Всероссийского Сопротивления» детей вернули. Это дало возможность хоть как-то начать  «мониторить» семью и попытаться делать шаги помощи.

И здесь надо сказать спасибо главе МСУ Арзамасского района Михаилу Васильевичу Рыбкину за небольшую помощь семье – в середине лета были привезено 5-6 кубометров бруса и около двух кубометров досок. При этом, теми же представителями органов опеки было сказано, что это начало и обязательно будет оказана и дальнейшая помощь и строительстве еще одной комнаты. В принципе все логично. Если ты считаешь семью неблагополучной, но ставишь перед собой задачу ей помочь, то главное – побудить в самих людях желание изменить свою жизнь. И помощь в связи с этим начнешь оказывать небольшими порциями, чтобы у людей не было ощущения, что им все сделают. Я это полностью приветствую и поддерживаю.

Со стороны «РВС» были тоже предприняты определенные шаги, чтобы помочь семье. «РВС» организация не коммерческая, единственное чем мы можем помочь семье – это принять участие в строительстве. Что и было сделано. Несколько дней наши товарищи выезжали из Нижнего Новгорода в Криуши, чтобы помочь Шевалдиным со строительством пристроя.
На фото: Производственное совещание
Первый раз это было в начале августа. Было размечено и спланировано что и где строим. При этом в расчет так же бралось то, что хотя бы на словах администрация района обещала помочь с материалами. Константин (муж Натальи) должен был вырыть в течении недели ямы под столбы фундамента. Наталья обеспечивает нас частью инструмента. Мы со своей стороны привозим еще инструмент и то, что нехватает – шурупы, гвозди, олифу, мосло-отработку (чтобы защитить столбы фундамента).
 
На фото: Максим и Константин готовят столбушки для фундамента. Главные помошники помогают обрабатывать столбушки отработкой.

Второй приезд занял два дня. В первый были вырезаны и обработаны столбы для фундамента. Плюс они врыты в ямы приготовленные Константином. Имеющиеся доски было решено пустить частью на крышу, частью на пол. Они были обструганы и проолифены (чтобы защитить от гниения и т.д.). Во второй день начала сбор каркаса пристроя. Но т.к. не успели, было решено приехать в следующие выходные. А за неделю  связаться с администрацией, чтобы попробовать договорится о привозе недостающего материала.

На фото: Товарищи остругивают доски. Марина копает картошку на обед (А у вас ребенок в 12 лет умеет копать картошку?). Наталья затачивает цепь для бензопилы

Общение с администрацией и опекой оказалось не лишено юмора. Оказалось что у администрации есть информация, что материала больше нет и что он весь обменен на горячительные напитки. Когда же председатель нижегородского РВС Владимир Панов сказал, что этого не может быть по одной простой причине – из чего тогда РВС и Шевалдины стали строить пристрой? Ответ был, что разберемся.

Третий приезд тоже занял два дня и закончился тем, что каркас был собран окончательно. Крыша была покрыт досками и руберойдом. Остаток досок был ушел на пол.

На данный момент мы имеем:

Во-первых, с досками скорее всего уже не помогут. А значит надо что-то придумывать откуда брать материал на стены и т.д. Если были бы доски, то можно было бы купить утеплитель, обшить стены дома и появилась бы вторая комната.

Вл-вторых, остался брус. По началу, рассчитывая на доски, его не хотелось трогать, т.к. это все же более ценный материал чем доски. Но видимо выбора нет и придется договариваться о том, чтобы его отвезти на пилораму и распилить на доски. Это естественно дополнительные деньги и время. Кроме того, те владельцы пилорам, к которым обращались говорили в один голос о том, что выход будет не слишком большой, т.к. брус не самого хорошего качества и т.д.

В-третьих и это самое наверное неприятное – непонятна позиция представителей власти и опеки. Сначало вроде какие-то шаги навстречу, а потом почти полное игнорирование. И, это конечно мое личное мнение, возникает подозрение, что вся эта история с брусои и досками была нужна только для того, чтобы испытать семью на прочность и отмахнуться. Мол мы вот даже материал дали, а они его пропили и сгноили
На фото: пристрой, пусть уже и не законченный (из-за отсутствия материала) уже используется.



Collapse )